Экспертный семинар «Фабрики вещей или фабрики идей? Новые культурные площадки в современном городе»

17 марта 2009

 

Открытый семинар «Полит.ру»
Нетиповой объект культурного строительства
 
Резюме семинара
 

Предметом обсуждения на очередном семинаре стали новые культурные площадки в современном городе. Участники обсуждения (кроме собственно «Полит.ру»): Т. В. Абанкина, руководитель центра прикладных экономических исследований и разработок ГУ ВШЭ, Е. В. Абрамова, арт-критик, Е. Ю. Гандрабура, зам. главного редактора журнала «Градоустройство», Н. В. Гладких, общество «Мемориал» (соавтор исследования «Фабрики воображения или культурная конверсия»), А. Гончарик, аспирант ИНИОН, Е. В. Зеленцова, директор агентства «Творческие Индустрии» (соавтор исследования «Фабрики воображения или культурная конверсия»), А. Змеул, директор агентства «P-Arch», О. В. Карпова, декан факультета управления социокультурными проектами МВШСЭН, Е. В. Ковалевская, Институт «Открытое общество», О. Лобач, психолог, Г. А. Никич, куратор Московского Форума художественных инициатив, Н. Е. Прянишников, специалист в области городского развития, сотрудник НИИП им. Мезенцева, С. В. Сазонов, руководитель проекта PRO-наследие, Н. И. Сергиевская, Центр современной культуры «Гараж», Е. М. Тупысева, директор агентства театров танца «ЦЕХ», К. Л. Филимонова, координатор фонда «Оксфорд» (соавтор исследования «Фабрики воображения или культурная конверсия»), А. Л. Филиппова, директор проекта «Фабрика». Затравочный доклад сделала Елена Зеленцова по материалам исследования Фабрики воображения, или Культурная конверсия.

В Москве работают «Винзавод», «Проект_FабRика», «Гараж». В Петербурге - «Открытая студия «Сквот непокоренных» и лофт-проект «Этажи». В Красноярске, Самаре, Петрозаводске, Екатеринбурге создаются и развиваются новые культурные площадки, пытающиеся совмещать в виде установок творчество и коммерцию. 

С каким феноменом мы имеем дело? Являются ли эти площадки ситуативным продуктом освоения промышленных пространств - или перед нами системный фактор развития культуры и городов? Какой вариант генеалогии явления поможет говорить о нем наиболее содержательно? Какое взаимодействие выстраивается между ними и другими культурными институциями: музеем, театром, библиотекой? Где здесь место государственных и муниципальных структур? И, наконец, какое имя дать новому явлению?

 

Место - город

Новые культурные площадки создаются именно в городах. И факт их создания, а главное – успешного функционирования (на выставки «Винзавода» выстраиваются очереди) – указывает на то, что они в города вписались. 

Возможно объяснение этого феномена через постиндустриальность, предполагающую уход городов от индустрии. В отношении Москвы можно говорить даже о «постиндустриальном буме»: огромное количество промышленных предприятий уже вынесено за черту города, очень многие закрыты или закрываются. В отношении менее крупных городов, где промышленность в последнее время встала, мы видим скорее действие кризиса, нежели сознательный уход от индустрии.

Но даже в Москве одна из новых культурных площадок - «Проект_FабRика» - размещается на территории фабрики технических бумаг, и производство там по-прежнему функционирует.
 
Условия формирования

С точки зрения экономики города и социальной политики новые культурные площадки попадают в ситуацию высвобождения занятости, в том числе, на тех промышленных предприятиях, которые переводятся за городскую черту. 

Для муниципальных властей адаптация свободных трудовых ресурсов является одной из важнейших задач. Во всяком случае, за пределами столиц. 

При этом современная занятость в столицах (в меньшей степени – в других крупных городах) тяготеет к рабочим местам «новой экономики», куда относятся отрасли так называемого «третичного сектора»: здравоохранение, образование, культура и другие. И эти места занимают преимущественно коренные жители данного города, в то время как рабочие места на сохраняющихся промышленных предприятиях заполняются частично мигрантами. 

Получение дохода с бывших промышленных территорий также заботит городские власти: фабрики или заводы вносили некоторый вклад в бюджет города (это относится к градообразующим и другим крупным предприятиям). И задача муниципальных (для Москвы и Санкт-Петербурга - региональных) властей - сохранить аналогичный уровень финансовых поступлений.

Для территорий, стоимость которых предельно высока, вопрос о занятости и об их «культурном» использовании решается в пользу тех собственников, кто обеспечит наибольший доход, без обращения к социальному аспекту. Или их придется к этому специально стимулировать.

По сравнению с бизнес-центрами, которые имеют репутацию высокодоходных, новым культурным точкам трудно, почти невозможно конкурировать за территорию. Их возникновение имеет во многом случайный характер. Их дальнейшее существование зависит также от случайных факторов, и, скорее всего, эти территории будут дальше как-то иначе переосваиваться. 

Но и здесь (особенно - в условиях кризиса) могут появляться временно неосвоенные территории. Например, в ситуации, когда нет желания сдавать / продавать их задешево, а хороших предложений нет. Стоит учитывать и такое обстоятельство: бывшие промышленные объекты располагаются в срединной зоне. Это, как правило, не центр города. Такие территории имеют сниженную ценовую привлекательность. Освоение их художниками, дизайнерами, архитекторами не только повышает статус района, территории, но и позволяет использовать ее с минимальными затратами на время, пока, скажем, идет спор между будущими собственниками.

Там же, где стоимость земли недостаточна для игнорирования проблемы занятости, может присутствовать понимание местными властями значимости новых проектов, в том числе – культурных площадок. Но там может не быть других условий для этого – кадрового ресурса для их появления. Может понадобиться помощь столиц.

Разные площадки для размещения творческих проектов, их сохранение, возобновление или изменение требуют разного объема инвестиций, в зависимости от развития инфраструктуры и других факторов. Обращение к европейскому опыту показывает, что если мы возьмем проект восстановления территории Рурского бассейна, то для его реализации потребовались огромные инвестиции не только немецкого правительства, но и всего Евросоюза. 
 
Функция площадок

Новые культурные площадки существуют в том же городском пространстве, что и прежние – музеи, театры, галереи, различные другие культурные центры. 

Напрашивающимся критерием различения функций традиционных и новых культурных площадок могла бы служить установка на инновацию. Традиционные культурные площадки ставят перед собой задачу трансляцию и популяризацию традиции. Новые – ее обновление. Но если к библиотеке и отчасти к музею эта схема применима, то, скажем, установка театра, кинотеатра, концертного зала, картинной галереи может варьироваться между этими двумя полюсами, точнее – тремя, с учетом полюса массовой культуры.

При этом установка на трансляцию классических образцов в большей степени понятна, кажется соответствующей интересам стабильного существования и развития государства и поддерживается чиновниками (в том числе, материально). Современное искусство даже в Москве пока не в состоянии конкурировать с классикой за внимание местных чиновников или за поддержку городского бюджета. 

Новые культурные площадки пока во многом остаются на периферии городской жизни. Они так и не стали (возможно, пока) «точками роста» в городе, стратегическими центрами, которые не только создают рабочие места, но и производят некоторый творческий продукт для местного сообщества и туристов. 

Сами инициаторы новых культурных площадок не соотносят себя с городским масштабом, например, с Генеральным планом. И это рождает дополнительное непонимание, хотя и городские власти, и творческие центры нуждаются в диалоге. 

Для развития творческих кластеров требуется не только частная инициатива, но и включение их в национальные культурные программы. Такие программы могли бы охватывать не только традиционные культурные институции, но и новые культурные площадки. В рамках подобных программ могла бы создаться основа для их взаимодействия.

Но для этого представители государственных и муниципальных властей должны быть уверены, что новые площадки влияют на развитие города, что это влияние осуществляется в том направлении, которое их не пугает, и что влияние это может быть как-то измерено. Ожидать понимания в ином случае не приходится.

Специфика кластеров

Возможно специфика новых культурных площадок не только и не столько в их установке на создание нового, сколько в синтетичности. Сфера деятельности творческих кластеров (англ. - creative cluster) принципиально «междисциплинарна», ориентирована на сосуществование, а то и синтез разных сфер творческой деятельности. Там появляются возможности реализовывать идеи, для которых закрыты стены других культурных институций. Это могут быть и масштабные инсталляции, перформансы, и эксперименты в области современного танца, для которых просто иногда физически нет места в традиционном музее или концертном зале. 

Там есть большие дешевые площади, как в случае с «Проектом_FабRика». «Гараж» вообще располагается в бывших гаражах, спроектированных знаменитым архитектором-конструктивистом Константином Мельниковым. И именно там появилась возможность показать музейный проект в области современного искусства такого масштаба, который не знаком современной России: ни одна из московских площадок не была в состоянии реализовать музей-инсталляцию Кабаковых. 

Художественные галереи, дизайнерские бюро, рекламные агентства, музыкальные клубы и продюсерские компании, книжные магазины и бутики, кафе и рестораны комфортно чувствуют себя на одной площадке. Они образуют конгломерат партнёрских организаций, которые консолидируют свои творческие усилия и привлекают гораздо больше народу. То, с чем мы имеем дело, относится именно к творческой индустрии, так называемому «business for fun».

Отличительными особенностями творческих кластеров является наличие творчески ориентированного бизнеса и зоны, открытой для свободного посещения. То есть речь идет о комплексной междисциплинарной коммуникационной социально ориентированной площадке. И именно на такой площадке не просто есть установка на новое в искусстве. Там создана инфраструктура для творческого риска, эксперимента.

В то же время, такие экспериментальные, культурные площадки можно отнести и к социально ориентированному предпринимательству. Когда экономическая целесообразность, получение прибыли сбалансировано в той или иной мере с этикой, с идеей социального блага. 

Однако в России не только практика, но и идея социального блага, реализуемого посредством культурных инициатив и проектов, несколько внове. В лучшем случае, создание новых культурных площадок происходит случайно и как копирование европейского опыта – для Москвы и Петербурга, и столичного – для регионов. В регионах, где ощущается недостаток всего, и финансов в первую очередь, но имеется избыток оставленных промышленных площадей, создание культурных площадок происходит именно от нужды хоть как-то освоить и сохранить территорию. 

Закономерна ли промзона?

«Винзавод», «Проект_FабRика», «Гараж» созданы на территории и в стенах бывших промышленных предприятий. В Петербурге центр современного искусства им. С. Курехина располагается в бывшем кинотеатре. Культурный центр «Лига» - на территории коломенского кремля. В регионах новые культурные площадки создаются как в бывших производственных, так и в жилых или других нежилых помещениях (скажем, домах культуры). И это ставит вопрос, является ли расположение в помещениях бывших фабрик и заводов конституирующим признаком новым культурных площадок.

Так или иначе, это два разных процесса – создание новых культурных пространств и освоение бывших промышленных предприятий. В ряде случаев эти процессы пересекаются.

Более того, по отношению к пустующим промышленным зданиям культурные площадки, которые в них создаются, нередко являются всего лишь временным и не единственно возможным этапом «конверсии». На месте бывших заводов организовывались небольшие частные цехи (скажем, мебельные или по пошиву одежды), складские помещения, торговые ряды и мн. др. Ближайшее время покажет, насколько творчески ориентированные площадки способны удержаться хотя бы на освоенных ими промышленных пространствах. 

Имеет значение еще один аспект – сохранение промышленного наследия. Новые культурные площадки – вероятно, наилучший способ для решения подобной задачи. С их помощью промышленные объекты становятся доступными, открытыми и привлекательными для большого количества людей, избежав кардинального слома. Как показывает практика, художники, дизайнеры, архитекторы подходят к решению этих пространств несколько иначе, чем создатели традиционных бизнес-центров.

Традиционное, современное, массовое

Рассмотрение творческих кластеров как междисциплинарных объектов ставит вопрос о том, какого рода искусство производится на этих территориях. (В той степени, в которой можно говорить именно о производстве искусства).

Само понятие «синтеза искусств» ассоциируется с авангардом, новаторством. Представление может быть видео-артом, инсталляцией, перфомансом, балетом и театральной постановкой одновременно. Так, скажем, может происходить в «Проекте_FабRика».

Но если перед нами такой объект, как «ARTPLAY», где соседствуют архитектурные и дизайнерские бюро, а также магазины по продаже стройматериалов, то где там место для современного искусства? Или в случае с городом Муромом, где художники обосновались в бывшем лимонадном цехе и работают вместе с резчиками по дереву, токарями и другими мастерами. Там происходит совместное спасение, но вряд ли сотворчество. А если и сотрудничество, то вряд ли в создании нового искусства.

Вне зависимости от установки на новое или традиционное искусство арт-кластеры обычно выступают альтернативой массовому искусству. Правда, эта оппозиция ставит под вопрос статус, скажем, «Винзавода», где уже почти стерлась граница между этими альтернативами. 
 
Городок в городе
 
Можно посмотреть на творческие кластеры как на своего рода «городок в городе». Чем больше разнообразия мы можем там организовать, исходя из индивидуального профиля места, города, проекта, тем лучше. Тогда мы получим разные «рисунки» кластеров. И тем больше оснований у нас будет рассматривать их как площадки для эксперимента, как нетиповой объект по производству опыта самостоятельной жизни. 

Понятна заведомая затрудненность разговора о таких нетиповых объектах со средним чиновником, но не вызывает сомнение необходимость этого разговора, необходимость найти общий понятийный язык. И поговорить на нем о достаточно значимых аспектах, в которых новые творческие площадки помогают решать хорошо знакомые проблемы или помогают нащупывать пути вперед, в сферы, которые только начинают административно осваиваться. Однако такой разговор выдвигает свои требования и к инициаторам проектов новых творческих площадок, к их готовности акцентировать социальную функцию своих проектов, их роль в росте социального капитала. Готовности говорить о них на «внешнем» языке, нащупываемом в процессе коммуникации с иными людьми. Впрочем, ненамного меньшие трудности ожидают людей культуры на пути диалога с бизнесом

Где-то рядом стоит вопрос о языке нового искусства, границах этого понятия (как в части новизны, так и искусства), причинах и механизмах его заключения в гетто.
 
Резюме семинара опубликовано на сайте Полит.ру 

← Вернуться назад